Триста лет до Суворова

Вряд ли на земле есть место подобное Крыму, где столь много народов оставили следы за последнее тысячелетие. История Руси указывает на крещение князя Владимира в Херсонесе как отправную точку цивилизационного начала. Но за 800 лет между ромейским и российским двухглавыми орлами Крым повидал многое, впитав в почву и кровь жителей мириады человеческих историй.

Будучи в раннем средневековье ареной противостояния русских, греков, хазаров, половцев, печенегов и даже готов с XIII-го века Крым оказался подвластной территорией Золотой Орды.  После ее распада в XV-м веке возникает Крымско-татарское ханство, которое ассимилировало многочисленные народы в исламской культуре. Бок о бок с ним соседствовало православное греко-немецкое княжество Феодоро, а также генуэзские колонии.

Во второй половине XV-го века в Крым пришли турки. Они покончили с разнообразием этносов, захватив православные города и генуэзские колонии, а братьев по вере – татар объявили вассалами.

С этого времени на полуострове сложилась обстановка, просуществовавшая до изменения границ по Кючук-Кайнарджийскому договору 1774 года. Южный берег Крыма находился под пятой Турецкого Султана, северная же часть полуострова с близлежащими степями лежала под игом Крымского Хана.

И если крымчаки раздражали русских набегами, но не могли считаться равными московским государям по мощи, то Россия и Турция были обречены противостоять друг другу не на жизнь, а на смерть подобно Риму и Карфагену.

На карте XVII века можно увидеть трехсотлетний статус-кво на полуострове, растянувшийся с XV-го по XVIII-ый век до решительных действий по изменению границ при участии Александра Суворова.

comments powered by HyperComments
Понравилась статья? Не забудь поделиться

Географический «экспрессионизм»

Весьма интересно следить за восприятием «тридевятых царств» европейцами. На этой карте XVII-го века побережье Черного моря и береговая линия Крыма изображены известным голландским картографом Николя Вишером (Nicolas Visscher).

Сразу бросается в глаза, что привычные черты полуострова искажены до неузнаваемости. Но это не геологические трансформации последних четырех столетий. Дело в том, что представитель владычицы морей тех лет акцентировано запечатлел важные для стоянок флота бухты.

Этот продукт картографического «экспрессионизма» – наглядная инструкция для мореплавателя, где, обходя соблюдение пропорций, внимание флотоводцев обращено на гавани. Так, Севастопольская бухта в несколько раз превосходит в размерах столицу Крымского ханства Бахчисарай.

В период расцвета голландской живописи, заявившей о себе работами Рембрандта, Халса и «малых голландцев», художественный подход, как можно видеть, был присущ не только деятелям искусства, но и картографам.

Понравилась статья? Не забудь поделиться